Звездные войны: курс США на милитаризацию космоса. При чем здесь Китай и Россия? — Мнения ТАСС

0 0

Звездные войны: курс США на милитаризацию космоса. При чем здесь Китай и Россия? - Мнения ТАСС

Испытательный запуск межконтинентальной баллистической ракеты Minuteman III на базе ВВС Ванденберг, Калифорния.

Александр Степанов — о том, как Соединенные Штаты доктринально закрепили курс на милитаризацию космоса и чем это обернется для России и Китая

Новая стратегия Пентагона, опубликованная 2 апреля, призывает к усилению защиты спутников частных компаний. В ней говорится о том, что военный и коммерческий космос должны развиваться в симбиозе. Таким образом, в случае выведения спутника дочерней компании из строя силами противника Пентагон будет готов применить оружие. По сути, документ закрепляет курс на милитаризацию космоса. Противники указаны четко — Китай и Россия. А вот о том, как именно генералы США планируют воевать в космосе, — ни строчки.

Ракетная программа США, стартовавшая в 1944 году, когда компания «Дженерал Электрик» начала работы по проекту «Гермес», во многом заложила основу будущей американской космической отрасли. С первых дней концепция ее развития опиралась на философию войны и решение задач геополитического противостояния. Реальные технологические сдвиги начались только осенью 1945 года с поступлением из Европы немецкого оборудования и трофейных ракет «Фау-2».

В марте 1945 года в нарушение Ялтинских соглашений американцы проникают на территорию Германии, которая должна отойти к Советскому Союзу, и захватывают подземный ракетный завод Миттельверк под Нордхаузеном, обнаружив там документацию на «Фау-2» и двухступенчатую межконтинентальную ракету А9/А10. Разработки принадлежали группе Вернера фон Брауна — будущего «отца космической программы США».

Подземный завод по сложившейся нацистской практике обслуживался заключенными концлагеря «Дора». После освобождения в лагере было обнаружено захоронение 25 тыс. погибших узников. Еще примерно 5 тыс. гитлеровцы казнили непосредственно перед отступлением, чтобы заключенные не выдали их «научные» секреты. Несмотря на этот послужной список, после плавного перевода в категорию американского научного истеблишмента Объединенное агентство по целям разведки (англ. Joint Intelligence Objectives Agency, JIOA) США обеспечило фон Брауна легендированной биографией, затерев все «малоприятные» сюжеты аффилиации «великого американского ученого» с нацистами и СС.

Содержание:

Космические амбиции США с нацистскими корнями

Важно отметить, что в общем итоге в рамках Акта о перемещенных лицах (публичная сторона операции Overcast — «беспросветность» — по вывозу интеллектуального потенциала для восполнения нехватки своих ученых) к 1952 году в США по различным каналам вывезено до полумиллиона восточных европейцев. Среди них «новую родину» обрели порядка 10 тыс. военных преступников: высокопоставленные офицеры венгерского Железного Креста, болгарского и литовского Легионов, Организации украинских националистов Степана Бандеры и белорусской Бригады. Большая часть из них действовала в составе дивизий «Ваффен СС», принимала непосредственное участие в военных преступлениях: массовых пытках и изуверских убийствах советских граждан, евреев, поляков и др.

В рамках реализации заключительного этапа операции Overcast группа Вернера фон Брауна прибыла в Форт-Блисс на полигон Уайт-Сэндс, где начала работу по усовершенствованию своей ракетной техники, но уже в составе ВВС США. Плавный переход эсэсовцев в категорию «благородные американские ученые», таким образом, завершился. Идеологический инструмент «оружия возмездия», последние надежды на которое возлагало руководство Третьего рейха в последние дни своего существования после фактического разгрома вермахта советскими войсками, перекочевал в доктринальные основы Пентагона.

В этой же логике «Дранг нах Остен» (экспансии на восток) разработки фон Брауна легли в основу принятого в декабре 1960 года при президенте Дуайте Эйзенхауэре первого единого комплексного оперативного плана, предусматривавшего ведение тотальной ядерной войны против СССР, Китая и их союзников.

Военные космические программы США

В мае 1961 года президент США Джон Ф. Кеннеди поручил министру обороны Роберту Макнамаре разработать противоспутниковую программу «в кратчайшие практически возможные сроки». Так появилась программа 437, в рамках которой для поражения спутников на низкой околоземной орбите предполагалось задействовать баллистическую ракету средней дальности «Тор» с ядерным боезарядом.

В 1967 году был подписан договор, согласно которому размещение в космосе ядерного оружия и оружия массового поражения было запрещено.

Президент Джеральд Форд в 1977 году подписал Меморандум о принятии решений по национальной безопасности №345. Этой директивой была создана новая противоспутниковая система США для уничтожения советских военных спутников. В 1978 году адмирал Стэнсфилд Тернер, глава Центрального разведывательного управления, заявил, что «россияне могут убить нас в космосе». Тернер имел в виду программу Советского Союза по созданию кинетического противоспутникового оружия (то есть уничтожающего цель прямым попаданием аппарата за счет большой кинетической энергии соударения).

В логике ликвидации технологического отставания от СССР президент США Джимми Картер разрешил Пентагону провести испытания американских противоспутниковых систем против объектов в космосе.

Затем в 1983 году администрация Рональда Рейгана запустила Стратегическую оборонную инициативу (СОИ), которая усилила конкуренцию. И до сих пор в экспертном сообществе ведутся дебаты о содержательной части и реальном предназначении СОИ, так как многое указывает, что это было частью стратегической информационно-психологической операции, провоцировавшей военно-политическое руководство СССР на вовлечение в инициированную США гонку космических вооружений.

В конце 1980-х в Пентагон запустил проект Brilliant Pebbles («Блестящие камешки»), предполагающий массовое развертывание орбитальных платформ с самонаводящимися перехватчиками советских баллистических ракет.

При Горбачеве этот виток конкурентной борьбы за космос по понятным причинам в одностороннем порядке пошел на спад, как и вся внешнеполитическая повестка, связанная с отстаиванием национальных интересов СССР.

Система плотной противоракетной обороны (ПРО) от массированного ракетного нападения полностью утратила актуальность для США.

В 1990-х на смену СОИ пришел проект GPALS («Глобальная защита от ограниченных ударов»), чья эффективная буферность рассчитывалась исходя примерно из 200 боеголовок, атакующих континентальную территорию США.

Милитаризация околоземной орбиты. Век XXI

Последний раунд военного соперничества в космосе начался в 2001 году, когда США вышли из Договора по ПРО, а потом продемонстрировали эффективную космическую поддержку координации войск в Ираке.

С тех пор акцент Пентагона на глобальное космическое доминирование в ближнем космосе только усиливается. Амбиции подкрепляются рекордными бюджетами, а также активным вовлечением в военно-космическую деятельность частного сектора.

Опыт последовательного разрушения Вашингтоном правовых основ международной архитектуры безопасности указывает на то, что США смогут безнаказанно выйти и из договора о космосе.

Вашингтон последовательно следует данной логике, активно наращивая военную инфраструктуру на околоземной орбите, а также разрабатывая противоспутниковое оружие.

В 2008 году Пентагон провел операцию Burnt Frost. В рамках этого мероприятия крейсер USS Lake Erie (CG-70), применив противоспутниковую ракету SM-3, сбил неисправный спутник USA-193. В момент поражения цель находилась на высоте 247 км и двигалась со скоростью около 7,8 км/с.

Уничтожить спутник нетрадиционными способами

Также в последние десятилетия Пентагон активно занимается направлением боевых лазеров и попытками их вывода на орбиту. Цель та же — уничтожение либо вывод из строя российских и китайских спутников. Лазер большой мощности, способный поражать оптику или даже разрушать элементы конструкции, устанавливается на космический аппарат, который может выглядеть как обычный спутник дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ).

В развитие этого направления в 2019 году Разведывательное управление Министерства обороны (РУМО) США выпустило отчет о типах вооружения для потенциального размещения на орбите. Среди них средства кинетического поражения, спутники с лазерным оружием, спутники-камикадзе, а также аппараты радиоэлектронного подавления и электромагнитного воздействия.

В этом же году в оборонный бюджет США была включена статья о том, что Агентству США по ПРО «разрешается» (в зависимости от внутренней системы приоритетов и потребностей в задачах ПРО) запустить разработку системы перехвата космического базирования, действующую на баллистические ракеты на активном участке траектории.

Космический ударный эшелон ПРО сразу вызывает воспоминания об уже упоминавшейся Стратегической оборонной инициативе Рональда Рейгана. Однако, судя по всему, сейчас речь о реальных боевых системах кинетического воздействия.

Одновременно через сеть аффилированных СМИ, социальных сетей и медиаресурсов Вашингтон публично «раскачивает» тему российской и китайской космической угрозы. Сегодня уже транслируются публичные опасения политического истеблишмента Запада о якобы имеющихся планах Москвы по выводу на орбиту ядерного оружия. Под прикрытием этого информационного шума сам Пентагон формирует мобилизационный спутниковый резерв и создает новые боевые орбитальные платформы на случай прямого столкновения с доктринально оформленными основными противниками — Россией и Китаем.

Военный космос DARPA

Космическое командование США совместно с DARPA развивают целый веер технологических решений и боевых систем для проведения наступательных операций на околоземной орбите.

С начала 2000-х годов Научно-исследовательская лаборатория ВВС (AFRL) занимается темой маневрирующих космических аппаратов. Последовательно разработаны и испытаны на орбите ряд спутников-инспекторов, способных маневрировать, сближаться с другими аппаратами для изучения либо оказания воздействия (выведение из строя, сведение с орбиты, похищение).

В 2018–2019 годах проведена серия экспериментов, когда спутник EAGLE сбросил три меньших аппарата и сопровождал другие объекты на орбите. Кроме того, формируется группировка спутников-инспекторов GSSAP для наблюдения за другими космическими аппаратами и потенциального воздействия на них на геостационарных орбитах.

Однако одной из действительно серьезных угроз является активность беспилотного американского космического аппарата X-37 от Boeing, который официально создан для научных и разведывательных целей. Он был впервые выведен на орбиту в 2017 году — беспилотник доставили в космос с помощью ракеты-носителя Falcon 9 компании SpaceX.

Космоплан недавно вернулся после миссии продолжительностью почти три года — 908 дней. На настоящий момент в рамках проекта существует уже шесть космических аппаратов двух видов — большие и маленькие. К 2025 году Вашингтон планирует вывести на орбиту еще два таких аппарата, то есть их станет восемь. X-37 способен маневрировать на орбите в 200–750 км и нести груз массой до 900 кг.

По оценкам отечественных экспертов, большая грузоподъемность X-37 позволяет нести этим небольшим беспилотникам различные виды вооружения — как противоспутниковые комплексы, так и различные типы ядерного оружия. Грузоподъемность и вместительность отсеков малых космопланов позволяет разместить до трех ядерных боеголовок, а больших — до шести.

Предупрежден — вооружен!

Сейчас США развивают спутниковую группировку по программе предупреждения о ракетном нападении под названием Missile Track Custody. На первый этап, получивший название «Эпоха-1», Космические силы дополнительно запрашивают $538 млн в 2024 году, в 2023-м на эти цели Конгрессом выделено $130 млн. Спутники этой системы в основном находятся на геостационарной орбите, на высоте около 30 тыс. км.

Американцы намерены создать новую орбитальную группировку спутников слежения на средней околоземной орбите — на высоте более 1 900 км над уровнем моря. Вторая фаза единой архитектуры слежения получила название «Эпоха-2», будет включать как минимум девять спутников, построенных компаниями Millennium Space Systems (дочерней компании Boeing) и Raytheon. Программа является одним из компонентов плана космических сил по увеличению своих возможностей по предупреждению о запуске ракет — прежде всего, по заявлению представителей Пентагона, китайских и российских — и их отслеживанию.

Всего на всю концепцию им потребуется $3,5 млрд в период с 2024 по 2028 год. Неплохая пропорция повышения сумм контрактов! К 2028 году Космические силы рассчитывают иметь на орбите четыре спутника в рамках проекта «Эпоха-2». Что это, если не наращивание космического потенциала и стремление к милитаризации околоземной орбиты? Хотя да, все же в первую очередь это многомиллиардные контракты для основных игроков на рынке.

Пентагон в последние годы также делает акцент на разработке некинетических систем, которые могут обезвредить спутники противника, не разрушая их физически. С 2020 года Управление специальных программ Центра космических и ракетных систем Космических сил США развернуло передовой наступательный комплекс РЭБ CCS Block 10.2 в составе 4-й эскадрильи космического контроля, базирующейся на базе ВВС Петерсон, штат Колорадо. Комплекс разработан одним из ключевых подрядчиков Пентагона в области электроники и информационных технологий — L3Harris. Предназначен для блокирования каналов связи спутников, «выключая» их из процесса передачи информации. По мнению подполковника Стива Брогана, начальника отдела Управления специальных программ, комплексы серии CCS являются «единственной наступательной системой в арсенале Космических сил США».

Интеграция коммерческих и военных возможностей

Если возвращаться к стратегии Пентагона по интеграции коммерческих и военных космических возможностей, то она призывает к усилению защиты спутников частного сектора. Важным моментом является создание условий для обеспечения финансовых гарантий компаниям, поддерживающим военные космические миссии США, — прежде всего через инструменты страхования материальной базы и активов (самих спутников) на случай их выведения из строя или уничтожения противниками США.

Отдельный аспект — физическая защита аффилированной с Пентагоном частной спутниковой группировки. Из стратегии следует, что «при соответствующих обстоятельствах может быть реализовано применение военной силы для защиты коммерческих активов». При этом конкретных сценариев возможного применения силовых методов защиты в рамках «военного ответа» Пентагоном не изложено.

Космические силы США, которые также разрабатывают собственную стратегию взаимодействия с частными компаниями, в последние годы расширили уровень взаимодействия с гражданской промышленностью. Командование космическими силами активно включает частный производственный потенциал для изготовления разведывательных спутников, обеспечения дополнительных пусковых возможностей. Сформирована распределенная сеть аффилированных профильных господрядчиков. 

Во-первых, это минимизирует имиджевые риски в случае неудачных пусков и инцидентов на орбите, снижает ответственность Пентагона. Во-вторых, это формирует дополнительные механизмы теневого распределения оборонного бюджета среди аффилированных частных компаний. Для этих целей военно-гражданской интеграции недавно учреждено Управление коммерческого космоса (Commercial Space Office), специалисты которого напрямую работают с частными структурами отрасли — распределяют заказы.

На практике Пентагоном формируется гражданский резерв космических аппаратов на кризисный и мобилизационный период. В логике создания юридической основы для защиты данного «скрытого» космического потенциала США разрабатывается серия нормативных ведомственных документов, определяющих порядок задействования частного космического инструментария в боевых космических операциях.

 Миссии, которые будут выполняться в основном Космическим командованием в самостоятельном порядке, включают: 

  • радиоэлектронную борьбу;
  • формирование орбитального эшелона системы раннего предупреждения о ракетном нападении;
  • управление собственными пусками, телеметрией, военной навигацией.
  • На частный сектор возложены задачи сопровождения киберопераций и управления своими космическими аппаратами; организации спутниковой связи; ДЗЗ — разведка и осведомленность о космической сфере; гиперспектральная съемка (в оптическом и инфракрасном диапазонах).

    Кроме того, в руки частных структур планируется передать часть пусковых возможностей, а также орбитального обслуживания спутниковой группировки (доставка энергетических блоков, коррекция орбиты, замена вышедшей из строя аппаратуры и т.п.). При этом сами миссии планируется реализовывать не только на орбите Земли, но и в окололунном пространстве.

    Первые военно-космические учения

    В апреле 2024 года Космические силы США объявили, что собираются провести первые военные учения в космосе под названием Victus Haze, которые призваны показать, как Пентагон собирается противостоять «агрессии на орбите». Миссия Victus Haze — часть программы Tactically Responsive Space (TacRS) по разработке более маневренных космических систем с высокой оперативностью вывода на орбиту.

    В 2023 году во время реализации этой программы американские Космические силы вместе с частной космической компанией Firefly Aerospace запустили миссию Victus Nox. Цель — демонстрация потенциала запуска и вывода на орбиту полезной нагрузки менее чем за 60 часов с момента возникновения необходимости.

    В орбитальных маневрах в рамках Victus Haze будут задействованы два космических аппарата, созданных частными аэрокосмическими компаниями Rocket Lab и True Anomaly. Первый аппарат сыграет на орбите роль «защитника», второй — «подозрительного объекта», выдаваемого за спутник потенциального противника (Китай или Россия). Пентагон уже подписал контракт с этими компаниями на разработку аппаратов на сумму $32 млн и $30 млн соответственно. Для вывода спутников на орбиту планируется использовать пусковые возможности SpaceX, ракету-носитель Falcon 9. Вывод планируется осуществить в 2025 году либо с космодрома на мысе Канаверал во Флориде, либо с базы Военно-космических сил Ванденберг в Калифорнии. Это еще один яркий пример коллаборации Космического командования и частников от космоса. Благо инструменты юридической защиты коммерческих активов созданы.

    Также Пентагон обязуется сотрудничать с Государственным департаментом и международным сообществом «в выработке норм ответственного поведения в космосе». Интересно, данные нормы будут опираться на международную нормативно-правовую базу, запрещающую милитаризацию космического пространства? Или будут следовать уже устоявшейся практике некоего «порядка, основанного на правилах» в рамках евроатлантической солидарности? Вопрос риторический.

    Курс на милитаризацию космоса взят Пентагоном давно. Теперь он закреплен доктринально. С опорой на расширение оперативных возможностей за счет частного космического сектора. Очевидно, все это — подготовка к космической войне, которую сам Пентагон и планирует развязать. 

    Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Использование материала допускается при условии соблюдения правил цитирования сайта tass.ru

    Источник: vpk.name

    Оставьте ответ

    Ваш электронный адрес не будет опубликован.